blood
                Кредит: CC0 Public Domain

В исследовании, отслеживающем острую кризисную боль от серповидно-клеточной анемии и ее лечение у 73 взрослых в течение года, исследователи Джона Хопкинса обнаружили, что даже среди тех, кто принимал высокие дозы ежедневных опиоидов в домашних условиях, постоянное подмножество с большей вероятностью обращался за неотложной медицинской помощью в связи с кризисной болью, и менее вероятно, что боль будет контролироваться интенсивным лечением.
                                                                                       

Исследователи говорят, что их результаты, описанные в сентябрьском выпуске Американского журнала гематологии, подчеркивают постоянные трудности, плохие результаты лечения пациентов и высокие затраты, связанные с оценкой и решением 10–20 процентов пациенты с серповидноклеточной анемией, которые наиболее больны и испытывают наибольшую боль.

«Несмотря на то, что был достигнут прогресс в преодолении болевых кризисов у многих пациентов с серповидноклеточной анемией, остается группа более больных пациентов, которые обращаются в больницу с частотой, большей, чем обычно, и чья боль не лечится эффективно», — говорит К. Патрик. Кэрролл, доктор медицинских наук, директор психиатрической службы Центра серповидно-клеточной терапии для взрослых им. Джона Хопкинса и доцент кафедры психиатрии и поведенческих наук в Медицинской школе Университета Джона Хопкинса. «Мы хотим сосредоточить наши усилия на выяснении того, как предоставлять высококачественную помощь нашим самым больным пациентам».

Серповидноклеточная анемия является наиболее распространенным наследственным заболеванием крови, диагностируемым в Соединенных Штатах, и поражает приблизительно 100 000 человек, большинство из которых — афро-американцы. Кроме того, примерно один из 13 американцев африканского происхождения несет одну копию гена, вызывающего серповидноклеточную анемию, и обладает «серповидно-клеточной особенностью». Люди, которые наследуют две копии, имеют серповидно-клеточную анемию, наиболее распространенную форму расстройства. Нарушение характеризуется характерными «серповидными» или эритроцитами в форме полумесяца, которые могут застрять в мелких кровеносных сосудах, питающих кости, вызывая периодические приступы сильной боли, требующие опиоидов и иногда срочной госпитализации. Помимо инвалидности, от которой страдают пациенты, эта болезнь составляет значительную сумму расходов на здравоохранение — примерно 500 миллионов долларов в год. По словам Кэрролла, около 10-20 процентов людей с серповидно-клеточной болезнью покрывают более 50 процентов расходов, отражая реальность пациентов с серповидноклеточной анемией, у которых эпизоды боли более частые и более интенсивные, чем обычно.

«Наиболее клинически интересным открытием, но также и самым загадочным было то, в какой степени более высокие дозы опиоидов — как дома, так и во время острых визитов — были связаны с худшими исходами и большим количеством осложнений», — говорит Кэрролл. «Существует загадка, что, несмотря на более агрессивное обращение, подгруппа людей не получила такой большой выгоды».

Он говорит, что растущая толерантность к опиоидам может быть одним из объяснений, наряду с врачами отделения неотложной помощи, которые не знают истории пациента, чтобы быстро предоставить адекватные обезболивающие лекарства при возникновении болевых кризисов, для которых могут потребоваться более высокие дозы опиоидов, чем безопасные для типичного терпеливый. Забота носит фрагментарный характер, говорит Кэрролл, и поскольку объективных мер боли не существует, некоторые врачи не хотят назначать более высокие дозы опиоидов.

В своем исследовании, в котором был задокументирован источник посещений центра инфузии, превышающих типичные, исследователи изучили данные 73 пациентов, которые были замечены в Центре серповидных клеток Джона Хопкинса для взрослых. Пациенты были в среднем 34 года, и 62 процента были женщины. Все участники прошли оценку по стандартной шкале симптомов болевого синдрома, а исследователи собрали информацию о социально-экономическом статусе пациентов, страховом покрытии и уровне образования. Исследователи полагались на медицинские записи, чтобы документировать поступление в Центр инфузии серповидных клеток, где пациенты лечатся от кризисной боли. Дозы опиоидов были переведены в стандартное измерение «эквивалентов морфина», чтобы количество участников можно было легко сравнить среди участников.

По этим данным исследователи классифицировали 23 человека как «типичных» пользователей инфузионного центра (менее пяти посещений в год). Еще 23 человека считались «высокими» пользователями инфузионного центра (пять и более посещений). Остальные 27 человек не посещали в течение календарного года.

Обычные пользователи инфузионного центра ежедневно получали в среднем около 26 эквивалентов морфина опиоидов в домашних условиях по сравнению с пользователями высокого уровня, которые ежедневно получали около 66 эквивалентов морфина опиоидных препаратов.

Хотя типичные пользователи имели в среднем тот же самый начальный рейтинг боли в кризисной ситуации, что и пользователи высокого уровня (8,5 против 8,4 по 10-балльной шкале), обычные пользователи инфузионного центра сообщили о среднем снижении на 3,8 болевых точки после лечения опиоиды внутривенно, при этом уровень их боли составляет около 5, по сравнению с теми, кто пользуется услугами инфузионного центра с большим количеством пользователей, которые сообщили лишь о снижении в среднем на 1,6 болевых точки, что составляет около 7 баллов за отчетную боль после лечения. У типичных пользователей инфузионных центров уменьшение боли было вдвое больше, но они получили менее половины дозы опиоида (~ 26 миллиграммов) во время неотложных посещений, чем те, кто много пользовался инфузионным центром (~ 66 миллиграммов).

Поскольку задача эффективного управления болью без назначения потенциально небезопасного количества опиоидов является непростой, ясно, говорит Кэрролл, необходимость разработки большего количества неопиоидных болеутоляющих средств, которые не увеличивают риск переносимости и передозировки.

По его словам, одним из главных факторов, влияющих на стоимость и неэффективное лечение людей с серповидноклеточной анемией, является то, что во многих случаях медицинская команда, работающая с людьми в экстренной ситуации во время кризиса, не является теми же поставщиками, которые помогают пациенту управлять повседневным уходом. «Как правило, это означает, что поставщики неотложной медицинской помощи не знают достоверных дозировок лекарств и планов лечения для этого человека», — говорит Кэрролл.

Он добавляет, что существует серьезная потребность в клинических центрах по лечению серповидно-клеточных заболеваний, которые обеспечивают как повседневную, так и круглосуточную неотложную помощь, например, в центрах инфузии серповидных клеток Джона Хопкинса, которые используют комплексный подход, может помочь преодолеть разрыв в уходе и обеспечить постоянство лечения.

Серповидноклеточная анемия чаще всего встречается у людей с происхождением вблизи экватора, таких как африканские, индийские, азиатские, ближневосточные и средиземноморские или места, где распространена малярия. Серповидноклеточная анемия может повредить внутренние органы, и в среднем продолжительность жизни людей с этим заболеванием на 30 лет короче, чем в общей популяции.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *