кровяная клетка
Кредит: CC0 Public Domain

Врач, мотивированный потерей пациента, возглавляет исследовательскую работу по раскрытию молекулярных механизмов гемохроматоза в сердце.

Когда Анджелине Косси Деллаква наконец сделали пересадку печени, о которой молилась ее мать, она уже была настолько больна и ослаблена, что выживание оставалось ежедневной борьбой. В течение трех недель она провела в отделении интенсивной терапии после операции в Стэнфордском больнице, она сразила трудно восстановить, как с ее матерью и ее врач постоянно на ее стороне.

«Анджелина нуждалась в максимальной поддержке и внимательном уходе в течение дня и ночи», — сказала Джун-Ва Ри, доктор медицины, которая в то время работала научным сотрудником-кардиологом в Stanford Medicine. «Раньше она была здоровой, активной молодой матерью. Она была борцом, поэтому ей очень хотелось поправиться ради своей 3-летней дочери».

Но 19 октября 2015 года Деллаква умер от острой сердечной недостаточности из-за осложнения основного заболевания, называемого гемохроматозом, которое вызывает токсическое накопление железа в различных органах тела. Ей было 29 лет. Когда хирурги удалили ее, печень Деллаквы была черной от отложений железа, что указывало на болезнь. Избыток железа не только вызвал токсическое воздействие на печень, но и повредил ее сердце. По словам Ри, медицинская бригада сделала все возможное, чтобы спасти ее, но жизнеспособных вариантов лечения не было.

«Когда моя девочка умерла, я действительно просто потеряла рассудок», — сказала Викки Деллаква, мать Анджелины. «Она была удивительной, такой сострадательной, всегда дарила людям что-то. Она тоже была борцом. Она сказала своим врачам, что не хотела уходить.… Теперь у меня есть ее дочь Валентина. Она моя спасительница».

Мотивирующие годы исследований

Воспоминания об Анджелине Деллаква и других подобных ей пациентах послужили мотивацией для последующих лет исследований Ри по поиску варианта лечения, который мог бы спасти жизнь молодой матери. В недавно опубликованном в Cell Reports исследовании Ри и ее коллеги из Стэнфордской школы медицины определили, что препарат под названием эбселен может предотвратить сердечную недостаточность у пациентов с болезнью, связанной с перегрузкой железом.

«Это может когда-нибудь быть использовано в клинике», — сказал Ри, ныне инструктор Стэнфордского института сердечно-сосудистой системы. Она сказала, что препарат, еще не одобренный Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, блокирует проникновение железа в клетки сердца человека, выращенные в лаборатории.

«Мы смогли использовать технологию, разработанную в нашей лаборатории, чтобы создать модель, демонстрирующую механизмы перегрузки сердца железом», — сказал Джозеф Ву, доктор медицины, доктор философии, директор Стэнфордского института сердечно-сосудистой системы и старший автор исследования. «Ранее мы разработали эту технику с использованием стволовых клеток, чтобы ее можно было использовать для проверки лекарств на предмет различных форм сердечной токсичности, таких как эта».

Общее состояние

Гемохроматоз — распространенное заболевание, при котором избыток железа может привести к полиорганной дисфункции и повреждению. Причина может быть наследственной или быть результатом чрезмерного поступления железа в организм. Часто это результат повторных переливаний крови, которые часто случаются после трансплантации печени, сказал Ри. Избыточные отложения железа в сердце могут вызвать сердечную недостаточность, что и произошло в случае Деллаква.

«Гемохроматоз можно лечить с помощью хелатной терапии железом, но для многих пациентов это не вариант из-за сопутствующих проблем с почками», — сказал Ри. В хелатной терапии лекарства снижают избыточный уровень металлов в организме, чтобы предотвратить токсичность. «К сожалению, хелатотерапия токсична для почек», — сказал Ри. «Заболевание печени Анджелины также вызвало почечную недостаточность, поэтому хелатирование не было безопасным вариантом. Это тоже не редкость».

Чтобы изучить влияние перегрузки железом в сердце, исследователи в лаборатории разработали кардиомиоциты или клетки сердца из индуцированных плюрипотентных стволовых клеток, которые можно использовать во многих типах тканей. Кардиомиоциты в дальнейшем развились в трехмерные сфероиды одинакового размера из тысяч клеток. Каждый сфероид был размером с песчинку.

«Эти шарообразные скопления клеток спонтанно бьются синхронно», — сказал Дилип Томас, доктор философии, научный сотрудник лаборатории Ву. Томас создал сфероиды, чтобы имитировать функцию зрелых клеток человеческого сердца.

«Мы думали, что трехмерная формулировка важна», — сказал Ри. «Железо, содержащееся в крови, распространяется в ткани сердца. Чтобы диагностировать чрезмерное накопление железа в сердце, используйте результаты МРТ сердца. На этих трехмерных изображениях сердце выглядит черным».

Чтобы отразить болезнь, вызванную перегрузкой железом в лаборатории, исследователи подвергли сердечные клетки воздействию железа в возрастающей концентрации. Как и ожидалось, они увидели аналогичное потемнение сердечной ткани на МРТ-изображениях миниатюрных сердечных сфероидов, что указывает на токсическое накопление железа. Дальнейшие исследования привели к лучшему пониманию молекулярных механизмов заболевания, и исследователи смогли определить каналы, по которым железо проникает в клетки сердца.

Воздействие лекарств на клетки сердца

Наконец, исследователи подвергли эти сердечные клетки действию ряда лекарств в поисках средства, способного обратить вспять процесс перегрузки железом. Эбселен оказался лучшим кандидатом для блокировки каналов поступления железа, потенциально защищая от сердечной недостаточности.

Когда Ри начала этот проект около четырех лет назад, она поддерживала связь с матерью Деллаквы, сообщая ей о результатах, надеясь, что хорошие новости могут утешить ее. Они также обсудили возможность того, что дочь Деллака, Валентина, может быть генетически предрасположена к тому же заболеванию, что сделало охоту за лечением еще более актуальной.

«Мне очень жаль, что мне пришлось потерять свою девушку, но я так рада, что они проводят исследования, чтобы кто-то еще мог быть жив сегодня», — сказала Викки Деллаква. «Я называю это исследованием Анджелины. Я никогда не хочу, чтобы ее забыли».

Это исследование является примером того, как Stanford Medicine уделяет особое внимание точному здоровью, цель которого — предвидеть и предотвращать заболевания у здоровых, а также точно диагностировать и лечить болезни у больных./p>




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *